Територіальна громада м. Кривий Ріг

Суббота, 23.09.2017, 21:49

Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | | Мой профиль | Регистрация | | Вход

Главная » Статьи » Мои статьи

Закулисье украинской децентрализации

Многие люди в Европе искренне переживают за украинцев, представляя, чем чреваты для них еврообъятия. Они недоумевают: как можно героически умирать за то, чтобы попасть в заранее приготовленную ловушку? Информационные сводки, эпические кадры уличных демонстраций и противоречивая информация о боевых действиях – всё это обескураживает и концентрирует внимание европейского (и не только) читателя далеко от тех процессов в правовом и экономическом поле, которые происходят внутри страны, не попадая на передовицы ни европейских, ни украинских, ни русских газет. Попробуем восполнить этот досадный пробел.

Суббота, 8 июня 2014 года. Штаб-квартира Уполномоченного по делам территориальной общины города Хмельницкий, Западная Украина. На офисном мониторе – трансляция инаугурации Петра Порошенко. Один из присутствующих комментирует момент клятвы: «Из СБУ уже свои люди звонили, что как только они, – кивает в сторону монитора, – закончат в Луганской и Донецкой области, то возьмутся за нас. Теперь и мы – сепаратисты». В офисе все говорят между собой по-украински, на столе – флаг Украины.
Идея децентрализации власти – одна из центральных идей предвыборной программы Петра Порошенко
«Жить по-новому» – подается украинскими СМИ, как добрый шаг нынешней власти, которая откликается на потребность общества в большем самоуправлении. «Все наши налоги уходят в Киев, где их раскладывают по карманам, а нам возвращают ничтожную малость». Этот месседж был основным и на пророссийских митингах в Крыму, и на Майдане в Киеве, и среди населения, симпатизирующего сепаратистам на востоке Украины.
«Украинское правительство готово к проведению всеобъемлющей реформы, которая закрепит полномочия регионов. Согласно этой реформе будут ликвидированы областные и районные государственные администрации, люди будут выбирать соответствующие советы и исполнительные комитеты», – сообщил еще в апреле и.о. премьер-министра Украины А.П. Яценюк в своем заявлении.
«Именно европейский опыт подсказывает нам, что значительную часть полномочий уже сейчас необходимо делегировать из центра местным органам власти. Реформа по децентрализации начнется уже в этом году изменениями в Конституции» – один из тезисов инаугурационной речи Порошенко.
Выглядит все так, как будто «верхи» созрели к политической и административной реформе, которая будет, наконец, практической реализацией Закона Украины № 280/97-вр «О местном самоуправлении в Украине», принятом ещё в 1997 г.

Подводные камни украинского законодательства

Чтобы понять, почему в Украине так дорого стоят «портфели» и «кресла», почему за них в прямом смысле слова воюют, и как это всё связано с децентрализацией, необходимо совершить небольшой экскурс в украинское законодательство.
В Украине сложилась довольно странная, с юридической точки зрения, практика. Дело в том, что согласно части первой статьи 8 Хозяйственного кодекса Украины «органы государственной власти, органы местного самоуправления не являются субъектами хозяйствования». При этом большинство (если не все) так называемых «органов» зарегистрированы в Едином государственном реестре предприятий (!) и организаций (!) Украины (ЕГРПОУ), предназначенном для регистрации именно субъектов хозяйствования!1 Получается, что в Украине существует великое множество коммерческих (!) юридических лиц, имеющих наименования, подобные (или тождественные) наименованиям соответствующих органов, но лишь имитирующих их деятельность. Ситуация усугубляется ещё и тем, что согласно статье 176 Гражданского кодекса Украины «государство не отвечает по обязательствам созданных им юридических лиц»!2


1   См.  Положение  о  Едином  государственном  реестре  предприятий  и  организаций  Украины,  утверждённом  постановлением Кабинета Министров Украины от 22 января 1996 года № 118.
2 Кроме случаев, установленных законом.
 
На практике такое положение дел означает, что любая сумма денег, например, транш на развитие местного самоуправления, выданный по какой-нибудь из европейских программ, попадает на коммерческий счет юридического лица с вывеской (наименованием) «Киевский городской совет», «Казначейство» или же
«Министерство финансов», а дальше сумма дробится и веером переводится на другие коммерческие счета более мелких юридических лиц. Повторимся ещё раз, что такое безнаказанное «освоение средств» становится возможным потому, что по закону государство не отвечает по обязательствам созданных им юридических лиц, а деньги поступают именно на счета юридических лиц, а не государства! Конечные счета всех этих схем оказываются где-нибудь... например, в Европе, но эти счета принадлежат уже вполне конкретным лицам (физическим или юридическим), а не каким-то абстрактным европейским налогоплательщикам. При этом всё обставляется таким образом, что ответственность перед европейскими кредиторами несут как бы украинские налогоплательщики, которые к описанному выше дерибану не имеют ни малейшего отношения, и не получают с кредитных средств ни копейки – ни прямо, ни косвенно, ни опосредованно. А если и получают, то сущий мизер по сравнению с размером выданного кредита.
Т.е. проблема не в том, что какая-то администрация стала юридическим лицом (такая практика в мире распространена), а в том, что она стала коммерческим юридическим лицом, хотя, по идее, должна быть некоммерческим.
Основное отличие этих двух видов юридических лиц – в целях деятельности, которые они преследуют. Некоммерческие юридические лица создаются, в первую очередь, для достижения социальных (благотворительных, образовательных, культурных, научных, управленческих) целей: для развития физической культуры, спорта, удовлетворения потребностей духовного характера и так далее. Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, вправе вести предпринимательскую деятельность, но лишь постольку, поскольку это необходимо для достижения своих главных целей. (Тем мне менее, украинским органам государственной власти, органам местного самоуправления, их должностным лицам прямо запрещено вести даже некоммерческую хозяйственную и, как следствие, предпринимательскую деятельность3).
Но это как должно быть, а на практике таковых некоммерческих юридических лиц в Украине не существует. Боле того, не существует даже процедуры регистрации некоммерческого юридического лица! Есть лишь разделение коммерческих юридических лиц на прибыльные и неприбыльные.
В соответствии с украинским законодательством, коммерческие юридические лица создаются для получения прибыли в процессе своей деятельности и распределения этой прибыли между своими участниками. Это означает, что они приходят на рынок (т.е. в контексте данной статьи – в политику) для того, чтобы создавать добавленную стоимость товару (земля, недра,4 недвижимость) или услуге (справки, лицензии), тем самым получая выгоду в виде разницы между доходами и расходами. Именно эта разница, или прибыль, служит основной целью ведения бизнеса (участия в политике) для коммерческих организаций (государственных чиновников5). Т.е. де-факто в Украине государственное управление превращено в бизнес по торговле «портфелями», которые позволяют «создавать добавленную стоимость». Теперь должно быть понятно, почему такая популярная тема в Украине как люстрация заходит в тупик: за превышение полномочий судить можно абсолютно всех чиновников, разница только в отягощающих... Или не судить никого.
Как смогла быть реализована такая крупномасштабная кампания по превращению власти в бизнес в географическом центре Европы, вовлекая в себя жизни и судьбы более 45-и миллионов человек – вопрос открытый. Тем не менее, хотя бы понятно, почему 9 из 10 украинских аналитических статей, которые поднимают темы, связанные с политикой и экономикой, начинаются со списков «Forbes» или с распутывания клубков связей: кто из олигархов и власть имущих кому кум, кто партнер, кто друг, а кто враг. Корпоративные интриги, про которые в последнее время во всем мире любят снимать сериалы, в Украине доведены до масштабов страны, и понятно, что всё это имеет весьма отдалённое отношение к тому, что принято называть государственным управлением.

3 См. часть 3 статьи 52 Хозяйственного кодекса Украины.
4 Строго говоря, земля и недра в Украине не являются товаром, и не подлежат приватизации. См. часть 2 статьи 5 Закона Украины
«О приватизации государственного имущества».
5 Несмотря на то, что госслужащим прямо запрещено заниматься коммерческой и другими видами оплачиваемой деятельности (кроме преподавательской, научной или творческой деятельности, медицинской практики, инструкторской и спортивной судейской практики). См. статью 7 Закон Украины «О принципах предотвращения и противодействия коррупции».
 
Кому что разрешено, а кому что запрещено

Неужели ситуация, в которой оказались обычные украинцы (наверное, как и греки, и многие другие) настолько патовая и безвыходная? Посмотрим, что можно противопоставить этой афере, используя как аргумент не автомат, а Конституцию Украины.
Согласно части второй статьи 19 Конституции Украины «Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины». Это означает, что всё, что не предусмотрено Конституцией и законами Украины, для органов и их должностных лиц запрещено. Приведем несколько утрированный, но концептуально верный пример, чтобы проиллюстрировать последствия статьи 19 для украинского чиновника.
Если в законодательстве сказано, что чиновник может расписываться ручкой с фиолетовыми чернилами, и не сказано ничего иного, это значит, что если он распишется ручкой с синими, чёрными или какими-либо другими чернилами, это будет незаконно. Т.е. это является основанием для подачи судебного иска о признании действий чиновника незаконными по факту превышения им своих полномочий, а документа, который он подписал, – ничтожным с юридической точки зрения, с последующей административной или даже уголовной ответственностью, в зависимости от размера морального и материального ущерба, причинённого незаконными действиями такого чиновника. Другими словами, в украинском законодательстве для органов и их должностных лиц всё очень строго.
В противоположность этому, в части первой статьи 19 Конституции Украины сказано, что «Правовой порядок в Украине основывается на принципах, в соответствии с которыми никто не может быть принужден делать то, что не предусмотрено законодательством». В теории права это известно  как принцип свободы или презумпция свободы. Согласно этому принципу гражданам Украины разрешено всё то, что не запрещено законом (а не запрещено всё то, что не разрешено законом, как полагает большинство украинцев, включая многих чиновников и даже дипломированных юристов). При этом следует учитывать тот факт, что подзаконные акты, такие как постановления Кабинета министров, указы Президента, приказы министерств и т.п., законами не являются и к законодательству не относятся. Другими словами, тот или иной государственный орган не может издать нормативно-правовой акт, расширяющий его собственные полномочия или к чему-либо обязывающий граждан Украины, т.к. для этого необходимо вносить изменения в законодательство.
Михаил Пастухов, бывший судья Конституционного суда Беларуси, профессор права: «В Беларуси действуют подобные правовые подходы. Согласно статье 58 Конституции, никто не может принуждаться к исполнению обязанностей, не предусмотренных Конституцией и законами, а также не может принуждаться к отказу от своих прав. Однако реальность такова, что огромное бремя обязанностей возлагается на граждан так называемыми «подзаконными актами», в том числе президентскими указами и декретами, постановлениями Правительства и разных министерств. Это не что иное, как злоупотребление властью, так как это не разрешено. Еще более неприглядный вид с другой стороны: органы власти не дают гражданам сполна пользоваться своими правами. Эти права провозглашены в Конституции и законах, но воспользоваться ими на практике нельзя из-за различных формальных препятствий или просто из-за того, что местная власть не дает своего согласия. Получается, что для граждан запрещается то, что разрешено, а для власти разрешено то, что запрещено. Вот такой казус».
А теперь представьте, что будет, если скрестить эти две модели – власть, превращённую в бизнес, и злоупотребление властью по белорусскому образцу? Получится именно то, к чему стремился Янукович. Именно поэтому, несмотря на «олигархический плюрализм», период 2010-2013 гг. именуется «режим Януковича». Хотя в историю он войдет скорее как «недоавторитарный» правитель.
Но вернемся к Конституции Украины. В зависимости от того, о каких имущественно-правовых отношениях идет речь, правовой статус личности может быть разным: человек, гражданин, житель и физическое лицо. Однако переложить свою финансовую ответственность государство может только на физических и юридических лиц. Что же касается человека, то он, в отличие от физического и юридического лица, ничего государству не должен.
Более того, если уж кто-то что-то и должен, то это государство – человеку, а не наоборот. Так, согласно статье 3 Конституции Украины «Государство отвечает перед человеком за свою деятельность». Заметьте, не перед физическим или юридическим лицом, и даже не перед гражданином, а перед человеком.
Тут невозможно не вспомнить строки, которые знает из школьной программы, наверное, любой белорусский школьник:
 
А чаго ж захацелася iм, Пагарджаным век, iм, сляпым, глухiм?
– Людзьмi звацца. (Янка Купала, 1908)

Слова, написанные более 100 лет назад классиком, по поводу возмущения социальной несправедливостью на территории современных Беларуси и Украины приобретают как никогда актуальное звучание в контексте тех имущественно-правовых отношений, при которых человек может сам выбрать заявительным (!) порядком свой правовой статус: человек он или физическое лицо, со всеми вытекающими для него последствиями. В первом случае государство будет перед ним отвечать за растраченные богатства и распиленные кредиты, а во втором – наоборот.
Т.е. обоснование для будущего отказа от внешнего долга есть – хорошая новость для украинцев, тех, которые люди, и, видимо, плохая для европейских налогоплательщиков. (Хотя, формально они не пострадали: средства европейского гранта по программе Х оказались просто «освоены» в Украине).
В Штаб-квартире Уполномоченного по делам территориальной общины города Хмельницкий гадают: «В руководстве ЕС – дураки? Или они с нашими олигархами в доле?»
Одной из наиболее замечательных особенностей Конституции Украины является то, что в соответствии с ней земля и другие природные ресурсы Украины находятся в народной, а не в государственной собственности. Так, в статье 13 Конституции Украины сказано, что земля, её недра, атмосферный воздух, водные и иные природные ресурсы в пределах территории Украины являются собственностью Украинского народа, т.е. граждан Украины всех национальностей. Более того, в Законе Украины «О собственности» перед словом «собственность» добавлено «исключительная». Т.е. украинская земля, недра и другие природные ресурсы – это исключительная собственность народа, не имеющая отношения ни к физическим, ни к юридическим лицам, ни, более того, к государству (!). Функцией же государства, согласно статье 14 Конституции Украины является охрана народной собственности (например, от захватчиков). Однако если государство не справляется со своей функцией «охранника», его можно соответствующим образом уведомить и, руководствуясь статьёй 69 Конституции Украины, приступить к охране и пользованию своими природными ресурсами непосредственно, т.е. без посредников в лице чиновников и государства.
Михаил Пастухов: «Что касается Беларуси, то недра, воды, леса составляют исключительную собственность государства. Земли сельскохозяйственного назначения также – собственность государства (ст. 13 Конституции). Это означает, что государство в лице его органов, в том числе Президента страны, вправе распоряжаться этими объектами. Народ от этих богатств как бы отстранен. С ним даже никто не советуется, когда отводятся тысячи гектаров плодородной земли для нужд иностранных инвесторов, когда продаются «с молотка» гиганты белорусской индустрии. Конечно, это неправильно по сути и по форме: народ – источник государственной власти и «хозяин» в стране. Государство и его органы должны действовать в интересах и с согласия народа. А народ – это все мы, кто проживает на территории страны: и граждане, и все прочие».
Т.е. несбывшиеся мечты Януковича по части трансформации украинского общественно-политического строя в сторону «порядок и стабильность по-белорусски» могут все-таки стать реальностью, но уже в тандеме Порошенко-Лукашенко. По крайней мере, 5-ый президент Украины сделал уже немало реверансов в сторону северного соседа, и получил немало ответных «сигналов».
Но вернемся к Украине, где уже как два года идёт процесс непосредственного использования людьми народной собственности, а территориальными общинами – коммунальной (от фр. commune – община). Причём идет полным ходом. А самое удивительное то, что все конфликты, которые доходят до суда, выигрываются территориальной общиной (т.е. жителями), или же чиновники просто не доводят дело до суда, так как им всем «светят» тяжкие статьи Уголовного кодекса Украины (191, 364, 365 и прочие) – за превышение служебных полномочий, злоупотребление властью, захват народной и коммунальной собственности и т.д. Либо же нужно доказать в суде, что человек, предъявивший права на свою часть народной собственности – не человек. А такое не под силу даже украинским судам.
Тому, как в реальном мире, а не в мире юридических абстракций, существует народная экономика, мы посвятим отдельную статью. А сейчас ещё немного сюрпризов украинского законодательства.

Плохая новость

Статья 6 Конституции Украины говорит нам о существовании в Украине трёх независимых ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной. Однако посмотрим, как обстоят дела на практике.
 
Известно, что согласно статье 5 Конституции Украины «единственным источником власти в Украине является народ». Т.е. никакого другого источника власти, кроме народа, в Украине нет. Поэтому все властные полномочия должны передаваться исключительно от народа. В случае законодательной власти имеем выборы 450 депутатов в Верховный Совет Украины. Здесь, вроде бы, всё нормально. В случае исполнительной власти имеем выборы Президента Украины. И опять, вроде бы, всё в порядке: полномочия передаются Президенту непосредственно от народа. Но что же мы видим в случае судебной власти? Оказывается, что таковой в Украине просто не существует, т.к. судьи не выбираются народом, а назначаются (!) Президентом Украины. Другими словами, глава исполнительной власти назначает представителей независимой (!) судебной власти. Разумеется, это противоречит Конституции Украины, поэтому все судьи, де-юре, являются представителями исполнительной, но никак не судебной власти.
Ситуация с судебной властью усложняется ещё и тем, что согласно статье 124 Конституции Украины
«Правосудие в Украине осуществляется исключительно судами. Делегирование функций судов, а также присвоение этих функций другими органами или должностными лицами не допускаются». Таким образом, даже если бы все судьи избирались народом, они всё равно бы не имели права осуществлять правосудие, т.к. это право принадлежит исключительно судам, а делегирование и присвоение функций судов прямо запрещено. Такие вот удивительные факты.
Михаил Пастухов: «В Беларуси ситуация с формированием судов такая же. Почти все судьи, кроме шести судей Конституционного суда (из двенадцати), назначаются Главой государства и освобождаются от должности тоже им. Значит, суды выступают придатком исполнительной (читай «президентской») власти. В таких условиях говорить о независимости судов и судей не приходится».
Та же подмена понятий пробралась и в армию, куда сейчас призывают физических лиц по идентификационному налоговому номеру (ИНН). В повестке так и написано: «Явиться в такой-то военкомат, имея при себе ИНН». Про паспорт гражданина (!) Украины даже не упоминается (!). По сути, идёт набор частнокорпоративных наёмных войск, а все нынешние военкоматы – нечто вроде частных военных компаний (ЧВК), которые набирают бесплатных (!) наёмников. Отсюда и вопросы, кто кому сейчас фактически присягает и в чём. Отсюда и масса путаницы в том, что в таком случае считать «преступными приказами». Отсюда и возможности у Коломойского набирать свою частнокорпоративную армию и использовать военные действия, как прикрытие для открытого рейдерства.
Т.е. плохая новость заключается в том, что исполнительная власть де-факто узурпировала всю власть в стране т.к. «Верховный Совет Украины» является коммерческим юридическим лицом и, по сути, «филиалом» исполнительной власти; народные депутаты – своего рода волонтеры, которые не несут ответственности ни за что и не имеют к юридическому лицу «Верховный Совет Украины» ни малейшего отношения; военные стали наемниками в частонокорпоративных войсках; а судьи, в свою очередь, фактические представители исполнительной власти, торгующие за деньги теми или иными решениями.
Кстати, если мы посмотрим в политический словарь или хотя бы в «Википедию», и ознакомимся там с признаками авторитарного режима, то узнаем, что при таком политическом устройстве «игнорируется принцип разделения властей, глава государства, исполнительная власть доминируют, роль представительных органов ограничена». Что де-факто и имеем в Украине (а также в России и Беларуси). И те полномочия, которые собирается передать нынешней президент премьеру или Раде, чтобы добровольно ограничить свою власть, лишь имитируют «победу демократии в стране» и маскируют тот факт, что в Украине нарушен базовый принцип устройства демократического государства – разделение трех ветвей власти – со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Хорошая новость

Самое удивительное – то, что территориальная община, которая в заявительном порядке уведомляет исполнительную власть о том, что она приступает к осуществлению своих функций и полномочий непосредственно, не создает (!) тем самым прецедент двоевластия, т.к. приступает к реализации закреплённого в Конституции Украины права на местное самоуправление, причём не вместо кого-то или чего-то, а, фактически, на пустом месте. Доказательство того, что данное место пустует, мы обнаруживаем, заглянув в Классификатор видов экономической деятельности 2010-го года (КВЭД-2010), т.е. в национальный аналог европейского классификатора NACE и международного ISIC. Все существующие так называемые «органы местного самоуправления» представляют собой юридические лица с кодом 84.11 (аналог ISIC 8411 и NACE 8411) – «Государственное управление общего характера», т.е. не имеют  к местному самоуправлению ни малейшего отношения. К слову, вид деятельности для местного самоуправления в КВЕД-2010 вообще отсутствует.
 
Таким образом, Конституция Украины допускает юридически бесконфликтное существование на территории Украины двух параллельных реальностей – коммерческого и некоммерческого экономических пространств (КЭП и НЭП). Но вот правила игры в этих двух реальностях могут существенно отличаться от одного государства к другому.
В Украине первая реальность (коммерческое экономическое пространство) – это практически все существующие физические лица – предприниматели и юридические лица, включая неприбыльные. Вторая реальность (некоммерческое экономическое пространство) – это люди, граждане Украины, территориальные общины и Украинский народ (народ Украины).
Целью пребывания в коммерческом экономическом пространстве является, повторимся, получение прибыли.
Целью же пребывания в некоммерческом экономическом пространстве является достижение социального эффекта, т.е. всё, что связано с социальным обеспечением: школы и садики, поликлиники и больницы, театры и библиотеки, общественный транспорт и городская инфраструктура, и т.д. и т.п.
Т.е. де-факто все так называемые «органы», зарегистрированные в коммерческом реестре ЕГРПОУ, фактически «расписались» в том, что цель их существования – получение прибыли за счёт сдачи в аренду народной  собственности  и  продажи  природных  ресурсов  народа  транснациональным  компаниям  вроде
«Royal Dutch Shell» и «Chevron Corporation», оказание полуофициальных платных услуг населению, таких, как выдача различных свидетельств и разрешений стоимостью до 50.000 гривен и более. Список грехов и грешков, в которых погрязли «органы» слишком объемен, чтобы приводить его в этой статье, но суть, думается, ясна.
Цель же народа и территориальных общин, особенно тех, которые находятся в селах, совершенно иная: прекратить разбазаривание природных ресурсов и уничтожение тысяч гектаров украинского чернозёма путём внесения огромного количества ядовитых химических удобрений, постоянного выращивания ГМО, рапса и всего остального, что нужно аграрным корпорациям, но совершенно не нужно украинскому народу и территориальным общинам (жителям).
Территориальные общины городов больше концентрируют свое внимание не на земельных ресурсах, а на создании инфраструктуры и условий для экономической деятельности, которые стимулируют местное производство, некоммерческие услуги, творчество, самореализацию, обучение, а не перепродажу, контрабанду, афёры с арендой и тому подобные примеры деятельности местных «властей», имеющие место сейчас по всей Украине.
Т.е. чем большего объема становится вторая, некоммерческая реальность, тем меньше остается места для торговцев и коммерсантов, позиционирующих себя в качестве «государственных мужей». Несмотря на этот вопиющий беспредел со стороны исполнительной власти (во всех её проявлениях: от Президента до самого низового госслужащего) ни территориальные общины, ни народные предприниматели не имеют к коммерческим «органам» никаких претензий, т.к. прекрасно понимают, что такое положение дел вызвано, в первую очередь, нежеланием людей обучаться и вникать в государственные процессы, предпочитая пускать всё на самотёк и перекладывать ответственность за свою жизнь на президента, «мировое правительство», США, Путина, Россию или просто «плохую карму». Схема взаимоотношений территориальных общин с коммерческими «органами» очень проста: нам от вас ничего не нужно, но и вы нас не трогайте, а иначе мы можем задать вам вопрос, кто вы вообще такие, на который вы ответить не сможете.
Выстраивание второй реальности – некоммерческого экономического пространства – на уровне территориальных общин, которая существовала лишь как идея, закреплённая в Конституции Украины, началось в материальной мире 9 сентября 2012 года. День, когда был подписан первый договор между 7 жителями города Хмельницкий о начале непосредственного осуществления функций и полномочий местного самоуправления. Письма-уведомления были разосланы соответствующим «органам». Ответы, признающие право такой инициативы, были получены практически из всех инстанций, включая Государственную налоговую службу Украины и Министерство юстиции Украины.6
«Дозвольте щиро подякувати Вам за надану інформацію стосовно реалізації концепції народної економіки, яка покликана розвивати економічний потенціал територіальної громади на засадах самооподаткування з метою досягнення як найповнішого соціального ефекту», – из письма, подписанного главой Государственной налоговой службы в Хмельницкой области, И.П. Сингаевским (И.П. Сiнгаєвський).
«Норми Конституції України є нормами прямої дії […] застосовуються безпосередньо незалежно від того, чи прийнято на їх розвиток відповідні закони або інші нормативно-правові акти», – из письма, подписанного в.о. директора Департамента гражданского, финансового законодательства и законодательства по вопросам земельных отношений Я.В. Шиховцом (Я.В. Шиховець).

6 Часть ответов выложена по адресу http://gromady.narod.ru/letters.htm
 
За два года территориальная община одного только города Хмельницкий успела зарегистрировать 45 народных предпринимателей, 15 народных предприятий, приступила к использованию коммунальных площадей, которые сейчас ремонтируются. Несмотря на ремонт, уже сейчас там функционирует школа и юридическая консультация. Ремонт и прочие издержки финансируются из налогов, добровольно выплачиваемых народными предпринимателями, в полном соответствии с принципом самоналогообложения, изложенном в Законе Украины «О местном самоуправлении в Украине». Всего в  Украине самоорганизовалось на договорных началах около 1000 территориальных общин. Более миллиона людей сочувствуют этой идее.
Лучше всего практика территориальных общин работает в селах, так как дает людям реальный инструмент противодействия беспределу с/х корпораций на своих полях и реальный инструмент противодействия таким экологически опасным аферам, как разработка сланцевого газа в густонаселенных районах (а не в пустынях). Во Львовской области территориальная община активно пытается добиться прекращения бурения одной из таких вышек. А есть место, где территориальная община все-таки добилась закрытия трех вышек, сооружённых корпорацией «Royal Dutch Shell». И вы не поверите, но это место – Славянск, где сейчас идут самые ожесточенные бои. Только один этот факт указывает на то, что ситуацию в Луганской и Донецкой областях намного сложнее и многограннее, чем та интерпретация событий, которую преподносят украинские СМИ. И уже одного этого факта достаточно этим же СМИ, зависимым от пап- олигархов, для того, чтобы на подобные народные инициативы навешивать ярлык «сепаратизм», несмотря на то, что подавляющее большинство подобных территориальных общин активно выступает именно за унитарную (единую) Украину.
«Мы совсем не против государства. В конечном итоге, оно сожмется до тех функций, которые возложены на него конституций, а не будет заниматься грабежом. Свято место пусто не бывает. Если люди  не  заявляют  права  на  свои  озера,  леса,  поля,  недра,  то  чиновники  пользуются  этим  и  тырят
«ничейное», – говорит один из Уполномоченных по делам территориальной общины города Хмельницкий.
Де-факто новая «демократическая» власть объявила негласную войну территориальным общинам, так как видит в них угрозу для существования своих коррупционных схем, а значит, и угрозу своему существованию.

Две стратегии войны с территориальными общинами:
перехватить инициативу либо уничтожить (принцип «возглавить или уничтожить»)

Режим Януковича весьма лояльно относился к подобному народному экономическому творчеству. Возможно, это недальновидность; возможно, он не видел в этой инициативе серьезной угрозы; возможно, постарался кто-то из советников... Можно лишь догадываться, почему так произошло.
Но вот новая «власть»... она даже не пытается заигрывать.
После того, как режим Януковича пал, первым делом обновленная местная «власть» отправила самооборону Хмельницкого майдана разобраться с территориальной общиной, т.е. с жителями, которые заявили о своём праве собственности на пустующее в центре города здание, и начали там ремонт. Милиция уже ходила, но люди напомнили милиционерам, кому они (милиционеры) давали присягу на верность, и какая им «светит» статья в случае силового захвата их собственности. Самооборона Хмельницкого, придя выселять тех, кто «занимается самозахватом помещений»7, после непродолжительной беседы решила охранять территориальную общину от претензий городских властей, а не наоборот. Т.е. имеем прототип местной милиции (народной дружины), которая подчиняется местным жителям, а не чиновникам.
Активисты и просто сочувствующие идее территориальных общин в массе своей не поддерживали Майдан как метод и как стратегию, но, тем более, не поддерживали «власть» и её представителей, против которых был направлен народный гнев. События последнего полугодия сделали многих людей в Украине политически и социально активными и убедили многих в том, что силовые методы имеют и ограничения, и много минусов, и мало приближают к реальному переформатированию системы (а именно это было основным требованием Майдана, а не «евроинтеграция», как это преподносят украинские СМИ). Так как после Майдана неудовлетворенность людей политическим устройством страны только выросла, идея договорной самоорганизации территориальных общин распространяется по городам и селам с невиданным доселе  размахом  и  скоростью,  и  в  нынешней  ситуации  просто  физически  уничтожить  их  у  новой
«демократической» власти не получится, поэтому в ход идет план Б.

7 http://ngp-ua.info/2014/05/13322 – статья с заголовком «Сепаратизм» по-хмельницки».
 
Рима Белоцерковская колесит по всей Украине с семинарами «как правильно создать территориальную громаду» (слово «община» она принципиально не употребляет), хотя правильнее было бы назвать эти семинары «Как правильно создать юридическое лицо с наименованием «Территориальная громада». Все это делается, якобы, для того, чтобы «вернуть» жителям (т.е. существующей территориальной общине) их коммунальную собственность, которой у них, якобы, «нет». Такая трактовка законодательства вызывает, с одной стороны, недоумение, а с другой – серьёзные опасения за эту самую коммунальную собственность, которой, якобы «нет» и которая, в принципе, таким хитрым образом может передаваться в уставной фонд юридического лица «Территориальная громада» со всеми вытекающими последствиями. Очень похоже на такую себе всеукраинскую кампания по приватизации коммунального имущества территориальных общин.
В Хмельницком, например, существует такое юридическое лицо, зарегистрированное по совету Риммы Белоцерковской. Члены организации «Территориальная громада Хмельницкого» и настоящая территориальная община не конфликтуют: они просто не пересекаются, так как не имеют общих интересов и находятся в разных правовых полях – коммерческом и некоммерческом. Хотя, не так давно случился один инцидент: разгневанный член организации «Территориальная громада», свято уверовавший в то, что их
«громада» – единственно истинная и правильная, написал заявление в прокуратуру на одного из жителей за
«самозванчество». Естественно, уголовное дело по этому заявлению никто не открыл. Но самое удивительное то, что через некоторое время, разобравшись в сути вопроса, этот человек примкнул к движению договорных территориальных общин! А вот в Кировоградской области таки завели уголовное дело, но на руководителя юридического лица «Территориальная громада» по статье 363 Уголовного кодекса Украины за самовольное присвоение властных полномочий. Чем это всё закончилось, неизвестно.
Кстати, юридическим лицам «Территориальная громада» местные «власти» добровольно предоставляют помещения, и, не забывая классику детективного жанра, сформулированную как «ищите, кому это выгодно», подчеркиваем, что регистрация юридических лиц с наименованиями «Территориальная громада» выгодна только местным «властям», но никак не местным жителям.
Пока Римма Белоцерковская колесит со своими гастролями, Яценюк спешно объявляет о ликвидации областных и районных администраций. Такая ликвидация – это, по сути дела, перерегистрация одних юридических лиц в другие, а вот что и куда уйдет с баланса тех юридических лиц, которые прекратили свое существование, разобраться будет очень и очень сложно. Кто, какое имущество и кому передал – станет не предметом разбирательств, а потерянными архивами. Концы в воду многих схем – истинная цель такой реформы. Ну и ещё территориальным общинам сёл и городов будет сложнее отстаивать свои права, ведь те, к кому они апеллируют, окажутся в Киеве, а не здесь, рядом. Вот такая она – украинская конституционная реформа по «децентрализации».

Из диалога с Уполномоченным по делам территориальной общины города Хмельницкий

Вопрос: «Как вы можете распоряжаться чем-то в 300-тысячном городе, если вас несколько десятков человек, и вы не являетесь представителями всех жителей города?»
Ответ: «Вы знаете, нам часто задают этот вопрос, и мы отвечаем, что и в 140-й статье Конституции Украины, и в 1-й статье Закона Украины «О местном самоуправлении в Украине» сказано, что «территориальная община – жители». Нигде не сказано, что территориальная община – это ВСЕ жители. Так, двое жителей тоже подпадают под определение «жители». А как иначе? 300.000 жителей – община, а 299.999 жителей – уже не община? Разумеется, нет. Если двое жителей захотят облагородить парковую зону, например, убрать мусор, для этого не требуется проведение местного референдума (хотя некоторые чиновники утверждают, что нам нужно получить у них «разрешение», «зарегистрироваться» и т.д. и т.п.).
Мы за разнообразие во всем и за свободное проявление таких некоммерческих инициатив в рамках Конституции Украины и законов Украины. Пусть жители города сами решают, как им жить и что делать».
Вопрос: «А если другая община в Хмельницком предъявит свои законные права на ту коммунальную собственность, которую вы заняли, ведь они тоже жители?
Ответ: «Ну, во-первых, никакой другой общины в Хмельницком нет, т.к. все 300.000 жителей – это одна большая территориальная община. А во-вторых, будем находить общий язык, договариваться, ведь это наше имущество – коммунальная собственность 300.000 сособственников, большинство из которых и не подозревают о том, что у них есть какая-то коммунальная собственность. Ну и поскольку цели у нас у всех – социальные, а не коммерческие, то мы договоримся, ведь у всех сердце болит об одном и том же».

Паразит перестает жить, когда нет субстрата, на котором можно паразитировать. То же самое касается и коррупционных схем. Это не метафора – это закон природы.

 

Категория: Мои статьи | Добавил: vladadonis (25.07.2014)
Просмотров: 495 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Что за "колхоз" ? Где кнопки "поделиться" в соц. сетях ?! Немедленно исправляйте! Такую информацию должно знать как можно больше людей! А статья понравилась, спасибо!

Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Категории раздела

Мои статьи [1]

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 20

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0